Как вырастить семена льна

Что происходит с твоим телом, когда ты употребляешь семечки льна?

1 декабря 2019

29 ноября 2019

Cosmo


Семена льна, богатые самыми различными витаминами и минералами, очень полезны для организма. Их нередко юзают для профилактики разных болезней, а также употребляют при лечении. Мы разобрались, в чем же заключаются полезность и вред семян льна для организма.

Что вылечивает семя льна, употребляемое в каждодневной диете? Сиим вопросиком задаются почти все приверженцы народной медицины, когда слышат о чудодейственных свойствах неповторимого элемента.

Особый состав семени льна, а конкретно завышенное в нем Омега-3 жирных кислот и лигнанов — натуральных гормонов, блокирующих действие нехороших эстрогенов, вызывающих рак груди, издавна определил эту пищевую добавку в категорию самых подходящих для организма.

Полезные характеристики семени льна распространяются на почти все его отделы: к примеру, они чрезвычайно полезны для кишечного тракта, поэтому что помогают вывести из организма токсины, холестерин и канцерогены, а также содействуют наиболее стремительной усвояемости еды. Семечки льна обогащены селеном, которого организму обитателей огромных городов нередко не хватает.

Благодаря этому их принимают для профилактики онкологических заболеваний.

Многие докторы советуют употреблять семечки льна с кефиром на завтрак — таковая закалка организма с самого утра обеспечивает надежное противоборство микробам, поэтому что они владеют завышенными бактерицидными качествами и чрезвычайно эффективны в осенне-зимний период развития различных вирусов. Почти все вводят в собственный рацион семечки льна для похудения: бессчетные положительные отзывы молвят о том, что они чрезвычайно преуспели в этом направлении. Также семечки льна имеют гигантскую пользу при беременности благодаря клетчатке, помогающей избавиться от запоров, и в послеродовой период — содержащийся в них лецитин и витамин B защищают нервные клеточки, предотвращая развитие послеродовой депрессии и остальных психологических расстройств.

Как принимать семечки льна, чтоб получить наивысшую выгоду из данной очень эффективной пищевой добавки?

Употреблять их можно по утрам, просто добавляя в кашу либо кукурузные хлопья с молоком, разбавляя в йогурте либо водянистом твороге, а также выпивая на завтрак либо полдник с кефиром либо простоквашей. Комплексное очищение организма можно провести, несколько дней попорядку попив натощак отвар из семян льна, по текстуре напоминающий кисель. Отвар готовится из одной столовой ложки семян льна, залитой кипяточком, протомившейся на среднем огне в течение получаса и пропаренной под теплой шерстяной одеждой.

Употреблять следует не наиболее 250 мл за день.

При всем богатстве нужных параметров и действующих функций семечки льна имеют и некие, хоть и незначимые, противопоказания. Вред семян льна подтвержден при их употреблении людьми, страдающими гиперкальциемией, а также при их неверном хранении. Семечки льна ни в коем случае нельзя выставлять на броский солнечный свет: под его влиянием масла и жирные кислоты мгновенно окисляются и образуют вредные для организма канцерогенные пероксиды.

Не даст соврать соответствующий прогорклый вкус семян — это прямой сигнал о том, что их пора выбрасывать. Конкретно потому спецы советуют хранить семечки льна в черном и холодном месте.

По м elle.ru

Спецпроекты

Масличный лен еще не получил достаточной популярности у аграриев, но может стать другой культурой для подсолнечника, доказательством чему является стабильный спрос на рынке и симпатичная доходность семян. о этом говорится в статье управляющего центра стратегических исследований АПК Сумского государственного аграрного института Александра Маслака, размещенной на веб-сайте «Агробизнес Сегодня».

Преимущества. Масличный лен является культурой, другой яровому рапсу — по размещению в севообороте, а по потреблению может заменить подсолнечник.

По оценке профессионала, лен можно растить в различных регионах Украины, он не уступает по прибыльности иным масличным культурам и выступает существенно наиболее наилучшим предшественником. Преимуществами выкармливания льна масличного является, во-1-х, его засухоустойчивость, что дает возможность получать ежегодный сбор от 12 до 25 ц/га. Во-2-х, маленький вегетационный период (80-105 дней), что дозволяет собирать лен в конце июля, и как итог – он выступает одним из наилучших предшественников для озимых зерновых культур. В-3-х, устойчивость к неблагоприятным погодным и климатическим условиям, в частности, ростки устойчивы к весенним заморозкам, а сама культура — к осыпанию семян и полеганию.

К тому же, масличный лён имеет простую технологию выкармливания, не просит внедрения инсектицидов, неприхотлив к плодородию почв и может выращиваться без внедрения удобрений; может юзаться как страховая культура для пересева озимых зерновых культур.

Результаты выращивания.

Создание льна масличного в Украине имеет тенденцию к уменьшению, невзирая на то, что существует экспортный спрос на семечки льна около 40 тыс. т раз в год. В 2014 г. под посевами данной нам культуры было задействовано 34,4 тыс. га – в основном в Днепропетровской, Запорожской, Николаевской и Херсонской областях. Хотя за крайние годы резко поменялись климатические условия в сторону потепления, благодаря чему выкармливания льна масличного становится чрезвычайно актуальным, в особенности в южных и восточных областях Украины.

По размеру производства масличных культур лен занимает 5-ое место, уступая рапсу, сое, подсолнечнику и горчице.

При соблюдении технологии выкармливания культуры урожайность масличного льна может превосходить 20 ц/га. Но практически характеристики выкармливания масличного льна существенно ниже. За крайнее десятилетие высочайший уровень урожайности достигнут в 2006 г. — 12 ц/га, тогда как в 2007 г. она составляла 4,7 ц/га. Значительные конфигурации за определенный период имели и площади выкармливания культуры. Ежели в 2008 г. сбор собирали с площади 24 тыс. га, то в 2011 г. она составляла 58,7 тыс., что на 39% превосходит среднегодовые характеристики за крайние 10 лет.

Вместе с тем, в Украине на протяжении крайних 3-х сезонов наблюдается уменьшение валового сбора семян льна, что обосновано сокращением посевных площадей, которые в 2014 г.

стали меньше на 10%. Не считая того, повысилась урожайность. По данным аналитиков рынка, в 2014/15 МГ сбор масличного льна составлял 300 тыс. т, что на 20% больше по сопоставлению с прошедшим сезоном. Доминирующее создание масличного льна сосредоточено в сельскохозяйственных предприятиях. Толика хозяйств населения в структуре производства этих семян за крайние годы колебалась от 3 до 5%.

Спрос и предложение. Обширное применение семян льна и масла из него обусловливает спрос на эту продукцию на внутреннем и наружном рынках. Из семян льна создают качественное быстросохнущее техническое масло, которое обширно юзается для производства натуральной олифы, лаков, эмалей, качественных красок, линолеума, противокоррозионных покрытий, мыла, замазок, клеенок и т.п.

Юзают льняное масло и как пищевой продукт. Исследованиями крайних лет выявлены чрезвычайные фармацевтические характеристики льняного масла. Продукты переработки семян льна, а конкретно жмых и шрот, являются чрезвычайно ценным кормом для скота.

На внутреннем рынке наблюдается соответствие спроса и предложения семян масличного льна. На это влияет то, что не все масложировые комбинаты занимаются переработкой семян льна. Для воплощения переработки таковых семян необходимо сформировать надлежащие запасы сырья для обеспечения непрерывной работы технологических линий.

При этом следует учесть, что отдельные перерабатывающие компании в середине сезона временно либо на сто процентов отрешаются от переработки масличного льна. К тому же, перерабатывающий завод в Донецке, специализировавшийся на таковых семенах, остановил свою деятельность из-за военных действий в регионе.

Лен масличный относится к экспортным культурам, внутренняя его переработка незначительна. Раз в год экспортируется наиболее 30 тыс. т этих семян. Основными покупателями украинского льна являются Бельгия, Польша, Литва, Германия, Италия.

Обеспечение перерабатывающих компаний масляным льном имеет свою специфику.

Большая торговая активность на рынке наблюдалась в августе-сентябре, в период опосля уборки культуры. Конкретно в это время происходит продажа главных товарных размеров продукции. В середине сезона товарные семечки поступают на рынок в ограниченном количестве, в основном это партии объемом до 10 т, которые не достаточно увлекательны покупателям. Экспортно-ориентированные компании готовы осуществлять закупку семян льна по наибольшим ценам, но на рынке сформировался недостаток крупнотоннажных партий семян соответственного качества.

Реализация выращенного урожая проводится с собственных складов производителей.

Элеваторы Украины не принимают масличного льна на хранение из-за незначимых размеров и необходимости значимой доработки семян. Товарные партии данной нам продукции должны соответствовать: влажности до 9%, мусорным примесям — 2%, масляной примесям — 4%, уровню маслянистости – не наименее 35% и не иметь пораженность вредителями, что удается достичь при доборной чистке и сушке. К тому же, отправка продукции на экспорт просит ее фасовки в мешки либо биг-беги, а большая часть элеваторов не имеют нужного для этого оборудования.

Эффективность.

В базе эффективности производства продукции является стоимость реализации и ее себестоимость. В 2014/15 МГ цены на семечки льна имели значимые колебания. Ежели в начале сезона такие семечки закупали по 4 тыс. грн./т, то в начале февраля его стоимость повысилась до 10 тыс. грн. – за счёт обесценивания гривны. Совместно с тем, такие цены превосходят стоимость остальных масличных семян (1 т подсолнечника — 7,6 тыс. грн., сои — 8 тыс. грн.). В общем, резюмирует аналитик, ценовая ситуация на внутреннем рынке устраивает производителей, что положительно влияет на конечные результаты хозяйствования.

При этом он отмечает, что лен не просит огромных средств, его выкармливание обходится в 1,3-1,5 раз дешевле производства подсолнечника.

Так, в 2014 г. производственные издержки на 1 га масличного льна при соблюдении технологии составляли около 5,5-6,0 тыс. грн.

Таким образом, в текущем сезоне, при стоимости товарных семян в среднем на уровне 8 тыс. грн./т, общих расходов при выращивании данной нам культуры в 6 тыс. грн./га, беря во внимание урожайность 15 ц/га, прибыль от хозяйственной деятельности составит 6 тыс. грн./га, а рентабельность будет достигать 100%.

Выводы и перспективы. Лен масличный можно растить во всех почвенно-климатических зонах Украины.

Ежели ранее главные его посевы были сосредоточены в южных и восточных областях, то на данный момент они всераспространены в центральных регионах, в Лесостепной зоне и даже Полесье.

Эксперт отмечает, что Украина имеет развитую селекцию в семеноводстве льна. Селекционерами Института масличных культур сотворен конвейер видов по различным периодам вегетации, характеризующихся высочайшим масла (47-50%), высочайшей возможной урожайностью (2,0-2,5 т/га) и завышенным линоленовой кислоты, что дает возможность употреблять льняное масло в технических целях.

Вместе с тем, есть сдерживающие причины развития производства льна масличного. При экспорте маслосемян в Украине существует вывозная пошлина.

Как докладывает А. Маслак, по мнению аналитиков, отмены пошлины на экспорт семян льна отдало бы возможность аграриям выгодно продавать его по мировым ценам и, вкупе с тем, обновлять главные средства, закупать высококачественные семечки и, соответственно, наращивать объемы производства. Основными соперниками украинского льна на мировом рынке являются Наша родина и Казахстан, при этом производители семян льна этих государств наиболее конкурентоспособны благодаря програмкам господдержке в форме дотаций и отсутствии экспортной пошлины. Не считая того, эти страны имеют собственные энерго ресурсы, потому цены на горючее, минудобрения и горюче-смазочные ниже российских, что, соответственно, также уменьшает себестоимость выращенной продукции.

Лен

Лен — травянистое однолетнее растение из семейства льновых.

Это одна из важных технических культур. В нашей стране выращивают две формы льна: лен-долгунец, содержащий в стеблях льняное волокно, и лен масличный, в семенах которого много жирного масла. Льноводство — это ветвь растениеводства, занимающаяся выращиванием льна.

Лен-долгунец образует прямой, узкий, ветвящийся на верхушке ствол высотой 60— 160 см. Корень долгунца стержневой, с маленькими боковыми ответвлениями, расположенными в основном в верхнем слое земли. Голубые цветки придают необыкновенную красоту расцветающему льняному полю. Изредка цветки бывают розовыми либо белоснежными.

Плод льна — круглая коробка с 10 плоскими блестящими карими семенами.

Возделывают лен-долгунец в районах с умеренным климатом. Его вегетационный период— 75—90 дней. Культура влаголюбива: за вегетационный период обязано быть не наименее 150 мм осадков, за год — 500—600 мм. Растению в особенности нужна влага во время образования бутонов и цветения. Для роста и развития более благоприятны температура 15— 18° и огромное число облачных дней. В жаркую, солнечную погоду рост стебля задерживается, он начинает усиленно ветвиться, а это усугубляет качество волокна, оно становится наиболее маленьким и грубым.

Из-за слабенького развития корневой системы лен-долгунец чрезвычайно требователен в почве питательных веществ в легкоусвояемой форме, чрезвычайно чувствителен к недочету в почве бора.

Культура отлично удается на дерново-подзолистых и черноземных суглинистых почвах. В стеблях льна-долгунца содержится 20—28% льняного волокна, крепкого, узкого, шелковистого, из которого изготовляют качественные ткани. Из пакли вьют веревки, изготовляют шпагат, юзают ее для конопачивания. В семенах льна-долгунца скапливается до 37% льняного масла, подходящего в еду и для технических целей.

Лен-долгунец — чрезвычайно старая культура.

Подразумевают, что он произошел из льна узколистного, выращиваемого в дальнем прошедшем в горных районах Индии, Китая, Средиземноморья и Закавказья. Методом долгого отбора наилучших длинностебельных растений была получена форма льна-долгунца. В X— XIII вв. лен-долгунец стал на Руси главным прядильным растением. Развивалась торговля льняным волокном и льняными тканями, центрами ее в XIII—XVI вв. стали Псков и Новгород. Позже лен-долгунец стали растить практически на всей местности Нечерноземной зоны России.

В СНГ главные посевы льна-долгунца размещены в Нечерноземной зоне РФ, в Белоруссии, на Урале.

Они занимают 1,2 млн. га. Средняя урожайность волокна по стране — около 4 ц/га. Всераспространенные сорта льна-долгунца — К-б, Л-1120, Оршанский 2, Светоч, Тверца, Томский 10 и др.

За рубежом посевы льна в основном сосредоточены в европейских странах — Польше, Чехословакии, Франции, Бельгии и др.

Лен-долгунец выращивают в особых льняных севооборотах. Сеют его на отлично удобренных землях опосля долголетних травок, картофеля, озимых хлебов, вико-овсяной консистенции. Ежели растить лен бессменно на одних и тех же полях, он резко понижает урожайность, потому культура обязана ворачиваться на поле не ранее чем через 6—7 лет.

Почву под лен готовят с осени.

Лущат стерню, оставшуюся опосля озимых зерновых, вносят фосфорные и калийные удобрения, проводят зяблевую вспашку на глубину пахотного слоя. В весеннюю пору поле боронуют, потом культивируют (перед культивацией вносят азотные, фосфорные, калийные и борные удобрения) и опять боронуют, чтоб сделать рыхловатый поверхностный слой. Ежели весна засушливая, то перед посевом почву прикатывают.

Общая норма минеральных удобрений под долгунец— 120—250 кг азота, фосфора и калия на 1 га.

Сеют лен-долгунец в первой половине мая, когда почва прогревается до 7—8°.

На гектар высевают 120—150 кг семян, заделывая их на глубину 1,5—3 см. Метод посева узкорядный, междурядья — 7—8 см.

Уход за льном-долгунцом начинают еще до возникновения всходов. Чтоб повредить корку и отдать росткам возможность выйти на поверхность, посевы боронуют либо обрабатывают рубчатыми катками. Для поражения сорняков используют гербициды, для ликвидирования вредителей и возбудителей заболеваний юзают пестициды.

Кормят долгунец азотными и калийными удобрениями, когда растения достигнут высоты 7—10 см.

Наиболее тонкое волокно получают при уборке льна-долгунца, когда стволы воспримут желтую окраску, коробки будут еще зеленоватыми, а нижние листья опадут. Лен выдергивают с корнем льнотеребилками и расстилают его на поле для росяной мочки, во время которой волокно отделяется от остальных тканей стебля и выходит треста. Опосля подсушивания тресту вяжут в снопы, обмолачивают и сдают на льнозавод. Тут ее мнут, обрабатывают на льнотеребильных машинках и прочесывают.

В итоге получают льняное волокно. Для уборки используют и льняные комбайны. Эти машинки выдергивают лен, сходу же обмолачивают стволы и расстилают их . Время от времени на льнозаводы хозяйства сдают не тресту, а льняную траву. Тогда для отделения волокна ее поначалу мочат либо обрабатывают хим веществами.

Лен масличный образует ветвящийся ствол высотой 20—70 см. Корневая система его лучше развита, чем у долгунца, семечки наиболее большие. Лен масличный наименее требователен к влаге, но теплолюбив. Выращивают его в полузасушливых степных районах. В СНГ -в Казахстане, Поволжье, на юге Украины, на Северном Кавказе — древнем районе льноводства, где эта культура известна чрезвычайно издавна.

В нашей стране лен масличный занимает около 150 тыс. га. Много льна масличного сеют в Индии, Аргентине, США, Канаде.

Семена льна масличного содержат до 42% жирного масла.

Как вырастить семечки льна

Льняное масло юзают в еду, из него вырабатывают фаворитные сорта олифы, масляные лаки, его используют при изготовлении красок, мыла, линолеума, искусственной кожи. Льняной жмых — концентрированный корм для сельскохозяйственных животных. В стеблях льна масличного до 10—15% волокна, из которого можно изготавливать грубые ткани (мешковину, брезент), веревки, шпагат. Фаворитные сорта льна масличного -Новинка 198, Лубенский 7, Старт и др.

Выращивают лен масличный в полевых севооборотах. Отличные предшественники его -яровая пшеница, долголетние травки, кукуруза, вико-овсяная консистенция.

Почву обрабатывают так же, как и под долгунец. Норма минеральных удобрений — 120—140 кг на 1 га азота, фосфора и калия. Сеют лен в различные сроки узкорядным либо рядовым (междурядья -15 см) методом. Норма высева семян — 40— 60 кг/га, глубина их заделки — 3—7 см. При уходе за посевами основное внимание уделяют уничтожению сорняков, для этого используют хим прополку. Убирают лен масличный раздельным методом. Растения скашивают при созревании 75% коробочек, через 7—8 дней валки подбирают и обмолачивают.

Семя льна чрезвычайно нужный и неповторимый продукт. С старых времен оно числилось лекарством от почти всех заболеваний.

Лен богат антиоксидантами, содержит почти все минеральные вещества и витамины. Также в состав семени входят нужные для здоровья человека кислоты — Омега 3, 6, 9. В особенности это актуально для овощеедов, которые не употребляют в еду рыбу, так как эти кислоты содержаться в рыбьем жире, но в семенах льна их в два раза больше!

Семена льна можно употреблять в качестве добавки к разным блюдам, салатам. Их добавляют в каши, 1-ые и 2-ые блюда, винегреты, соусы.

Можно применять как начинку для тортов, блинов и вафель. Отлично семечки смешиваются с творогом, сметаной, молоком, йогуртом, кефиром, зеленью. Неплохой вкус дает сочетание с кунжутом и семечками подсолнечника.

Применяют семечки и в косметологии, поэтому что лен непревзойденно влияет на кожу: разглаживает, увлажняет и устраняет от раздражения.

Вот таковой вот обычный, но чрезвычайно нужный продукт! :)

Семена льна, которые можно приобрести у нас, неповторимы тем, что выращены в экологически чистом районе Алтая без использования хим удобрений.

Поля с этими семенами не обрабатывались химикатами против вредителей. Семечки не подвергались термической обработке — вы получаете продукт в первозданном виде!

На местности Карелии выкармливание и обработка льна существовали с древних времен до середины 20 века. За это время был накоплен большой комплекс познаний, способностей и умений, составивший значимый пласт традиционной народной культуры. Но уже в 1980-х годах с трудом можно было отыскать людей из поколения, без помощи других растившего и обрабатывающего лен. В памяти почти всех из тех, кто был еще жив, сохранялась, как правило, лишь общественная схема сложного процесса. К концу XX века старая агротехническая культура выкармливания и обработки льна на местности Карелии оказалась уже фактически на сто процентов утраченной.

Потому перед данной статьей была поставлена цель — объединить разрозненные сведения и, тем самым, выполнить попытку реконструкции агротехнических действий, бытовавших на рубеже XIX-XX вв. в Пудожском уезде Олонецкой губернии.

Выбор региона не случаен. На протяжении пары веков крестьянский лен определял экономическую жизнь уезда. Историко-экономическая роль крестьянского льноводства в Пудожье могла бы составить тему специального исследования.

В данной статье мы ограничились только коротким историческим экскурсом, и особенное внимание попытались уделить обычным познаниям и умениям.

Современная этнографическая литература располагает очень маленькими ми о традиционной обработке льна на местности Карелии. В основном, они представлены маленькими замечаниями в обзорах ной культуры разных этнических групп, при этом российские Пудожья до недавнего времени не являлись предметом этнографического исследования. Отдельные сведения о особенностях льноводства в Олонецкой губернии содержит базовая монография Н.И.Лебедевой «Прядение и ткачество восточных славян в 19 – начале 20 веков» [1] .

В той же монографии представлен оказавшийся очень полезным для сопоставления пудожской традиции с теми, что бытовали на значимой местности Европейской России.

Значительно больше определенной, местной инфы обнаруживают литературные публикации, периодика и архивные XIX – начала XX вв., посреди которых статьи П.Иванова и П.Н.Рыбникова 1850-1860-х гг. выделяются особым вниманием ко всем тонкостям процесса [2] .

Наиболее полные сведения содержит исследование «Современное состояние льноводства в 25 губерниях Европейской России», в котором объединены и проанализированы 3 000 ответов на необъятную анкету о аграрных, технических и экономико-социальных свойствах возделывания льна.

Из Олонецкой губернии поступила 71 корреспонденция [3] .[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Кроме упомянутых в, в базу статьи легли полевые наблюдения создателя 1985-1989 гг., во время которых были обследованы деревни, считавшиеся центром льноводства в Пудожье – Гакукса, Каршево, Кривцы и остальные [4] . И, в конце концов, без собрания музея-заповедника «Кижи», насчитывающего около 800 орудий и приспособлений для обработки льна, а также без документов, провождающих их прием в фонды, мысль сотворения данной статьи оказалась бы неосуществимой.

Хотя археологические исследования не дают прямых доказательств выкармливания на местности Карелии волокнистых культур, можно представить, что лен был тут известен в первом тысячелетии нашей эпохи.

По последней мере, уже в 15 веке лен не лишь удовлетворял потребности семьи в тканях, но также, в натуральном виде либо опосля реализации, в валютном выражении, служил средством уплаты налогов. Почвенно-климатические условия Карелии дозволяли сеять лен на комфортных для этого землях, расположенных южнее 63 параллели. Но более подходящими оказались юго-восточные земли губернии. Нежное, мягкое, серебристое волокно из Пудожья равномерно стало получать известность, и в 18 веке, в основном, через Шуньгскую ярмарку, оно уходило в Петербург, в Поморье, проникало в Финляндию и Швецию, через торгово-промышленную компанию купца Гома отчаливало в Великобританию и Голландию.

[5]

В конце 18 – начале 19 веков стабильно высочайшие цены на мировом и русском рынках, а также поощрительная политика правительства содействовали расширению крестьянских посевов льна. В Олонецкой губернии благоприятная финансовая ситуация в особенности повлияла на жизнь в Пудожском уезде, где в 9 погостах лен выращивали специально для реализации. Как правило, волокно у местных фермеров скупали маленькие оптовые торговцы («булыни») [6] , разъезжавшие по деревням.

Время от времени собравшись совместно, фермеры вывозили льняное волокно в Каргополь, на ярмарки в Вытегру и Петрозаводск, либо выезжали в Поморье, обменивая льняной продукт на хлеб, сельдь, либо продавая его за деньги.

В начале 19 века в Шальском погосте Пудожского уезда возникло льнотрепальное заведение местного оптового торговца Новикова, который стал наикрупнейшим скупщиком льна. К середине 19 века оно перебежало во владение купца Малокрошечного. Лен под заглавием «корелка», обработанный в этом заведении, два раза получал высочайшие заслуги на глобальных выставках. [7] В 1870-х годах трепальню Малокрошечного заполучил купец Базегский.

Тогда же были построены еще две трепальни Маркова и Кораблева. В конце 1880-х годов в Пудожском уезде на 3-х мануфактурах работало выше 200 наемных рабочих. [8]

К концу 19 века цены на лен резко отправь на убыль. К тому же, в итоге скорого роста лесной индустрии, началось ликвидирование крестьянских лесов и сокращение площадей подсечных земель — главных угодий для выкармливания льна. В начале 20 века размеры посевов резко сократились и соответствовали лишь потребностям домашнего крестьянского хозяйства. Трепальни закрылись; до 1907 года удерживалось лишь заведение купца Базегского.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

В русский период размеры посевов льна стали совершенно незначимыми, а в 50-е годы лен в Пудожье растить перестали.

Несмотря на то, что выкармливание и обработка льна на местности Пудожского уезда в течение столетия носили черты промысла, технические новшества локализовались лишь в мануфактурных заведениях.

Все процессы, которые производились в крестьянских хозяйствах, имели глубоко обычный нрав. Конкретно они и являются предметом нашего исследования.

Выращивание и уборка льна

В 19 — начале 20 веков в Пудожском уезде бытовало как пашенное, так и подсечное льноводство. Полевые земли давали узкий и мягенький лен, на подсеках получали длинноватое, но большое и твердое волокно. Выбор того либо другого метода зависел от свойства и количества крестьянского земляного надела.

На пашнях в первую очередь сеяли хлеб, и только при достатке земли — лен. Опосля льна истощенная земля непременно требовала огромного количества удобрений. Потому лен старались сеять каждый год на новеньком месте [9] , и значимая часть посевов льна приходилась на подсеки.

Посевы льна на пашнях («поля», «поляны», «полянья») врубались в обыденную для Олонецкой губернии трехпольную систему севооборота. Перед льном, как правило, сеяли рожь. Опосля льна землю «пустошили» [10] , оставляя отдыхать до последующего года.

В осеннюю пору опять засевали рожью. Традиционно землю удобряли под рожь, предшествующую льну. Вспашка поля в осеннюю пору, на зябь, производилась чрезвычайно изредка. В большинстве хозяйств к обработке поля приступали в весеннюю пору, в может быть наиболее ранешние сроки, как лишь оттает земля. Перед посевом производилась 2-ая вспашка («двоение»). Пахали практически только полевой сохой, время от времени косулей, особенным типом сохи. Боронили древесными боронами, а опосля боронования не размельченные комья сгребали граблями. [11] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Подсеки («нивы», «нивья») [12] закладывались в кропотливо избранных участках леса.

Предпочтение отдавалось местам с лиственными лесами, лучше всего — поросшие березой. Более подходящим числился десятилетний лес. С повышением возраста леса ценность подсеки для выкармливания льна резко уменьшалась. [13] Почва обязана была быть покрытой негустой травой; [14] толстое моховое покрытие годилось меньше всего (плохо выжигалась поверхность земли, и урожаи льна оказывались ненадежными).

Нивы никогда не составляли сплошных пространств и постоянно разделялись или участками леса, или безлесым местом, на котором ранее выращивали лен.

Размеры нивы — полоса, нередко не наиболее трети десятины. У 1-го владельца таковых нив могло быть несколько.

Разработка нивы начиналась в осеннюю пору. Лес рубили и оставляли лежать до последующего года. Особо большие деревья оставляли на корню до зимы, а позже вывозили в хозяйство. Валили лес в одну сторону вершиной, обрубали большие сучья и распределяли умеренно по всему месту подсеки. Ежели лес маленький, на будущую ниву привозили со стороны сухостой, маленький валежник.

[15]

Жгли ниву в весеннюю пору. В данной работе участвовала вся семья, включая подростков. Для «пала» одевали, что похуже, а на ноги — непременно лапти. Для валки леса и, видимо, для пала, мужчины натягивали рубашку из грубого холста –«валёбницу», а сверху надевали балахон. [16] Дамы надевали простую, невышитую станушку, сверху – «спортну кофту» (сшитую) и «точевну» юбку (домотканую) из пестряди. Ноги защищали «полуголенки» из точива [17] . На полуголенки наматывались портянки, а поверх всего натягивались домотканые мужские порты. Одеждой стремились защититься от ожогов.

[18]

Лес зажигали в неплохую сухую погоду, с подветренной стороны, следя за тем, чтоб огонь умеренно проходил по всему участку и не перебежал бы в примыкающий лес. [19] Пылающие жерди перекатывали «валебными» крюками, схожими тем, которыми воспользовались сплавщики леса, [20] чтоб зола умеренно покрывала землю.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Через несколько дней, когда остывала земля, убирали несгоревшие остатки леса, которые выкладывали на края нивы, «чтобы скот не заходил». [21] Вспахивали нивы «паловой сохой, с 2-мя лемехами, в дерево забитыми».

Пахота производилась один раз. [22] Глубина вспашки была чрезвычайно мала из-за пней и корней, которые традиционно не корчевали. Опосля пахоты боронили бороной-суковаткой с короткими, около 20 см, зубьями. Борона стаскивала сошные гребни земли на те места, которые из-за пней и камешков остались не вспаханными. [23]

Для посевов льна фермеры стремились употреблять семечки, приобретенные в собственном же хозяйстве. Но из-за недлинного лета семечки нередко не успевали дозреть. К тому же, при использовании домашних семян возникала угроза вырождения льна. Потому семечки, приобретенные в своем хозяйстве, стремились через два — три года обновить.

Для этого их обменивали у соседей, брали у торговцев либо же на ярмарках. В Пудожском уезде стремились выписать псковское, более ценимое семя. Не плохое семя было недешево и стоило в среднем наиболее 3 рублей за пуд. [24]

Сеяли лен опосля хлебов. При севе семечки льна насыпали в мешочек, висячий на лямке через плечо, либо в корзину, подвешенную на груди. [25] Лен рассевали перед собой широким взмахом руки. Полосу засева «лешили», то есть, по краю полосы шли малыши, отмечая ее границы веточками – «лешками» либо следами. Сама полоса засева в Пудожском уезде называлась «леха». [26] Старики лицезрели полосу разброса семян и без «лешек», на глаз. [27]

Семена заделывались в почву бороною; пореже — сохою, а потом бороною.

[28] При незначимых размерах посевов семечки прикрывались землей ручными граблями. [29]

Засеянные «нивья», ежели не были до этого огорожены горелым лесом, окружались прямой изгородью. [30] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Пахоту и сев традиционно производили мужчины. Дамские работы, связанные с выращиванием и обработкой льна, начинались с прополки.

Пололи лен, когда ростки поднимались на 10-15 см, в жаркую июньскую пору, изобилующую комарами. Чтоб спастись от гнуса, на голову надевали «куколи», на лицо — сетку.

Но они не много помогали: лица дам, возвращавшихся домой, распухали от укусов и были покрыты кровью. От комаров старались защититься плотной одеждой. Поверх мужских портов надевали сарафан с фартуком. На штанины надевали наголенки, поверх наголенок — онучи, потом лапти с оборами. Томная «экипировка» в жару была мучительна. Пололи сидя, рассчитывая, что лен опосля смятия быстро поднимется, [31] а чтоб меньше был урон, брали на нивья какое-либо «точиво» (домотканый холст, мешковину) и расстилали его прямо на ростки. Прополкой завершались работы по уходу за возрастающим льном.

Время для уборки льна можно поделить на три периода, каждый из которых различался сортом приобретенного волокна и семени.

Первый период включал время от цветения до пожелтения нижней части стеблей.

Недозрелые семечки лишь начинали желтеть. Лен, убранный в это время, давал самое тонкое, мягкое, блестящее, просто отбеливаемое волокно, и в то же время — самое непрочное. 2-ой период длился до тех пор, пока ствол не желтел до половины, а поле не становилось желтым. Убранный в это время лен давал наиболее грубое, но наиболее крепкое волокно. Семечки уже могли дозреть при сушке льна. 3-ий период заканчивался, когда стволы и семенные коробки бурели. Волокно из такового льна было твердое, грубое, но зато выходило огромное количество полновесных семян, богатых маслом и подходящих для посева.

[32]

Большинство фермеров из-за накладности семян старалось выдержать лен на корню до полного созревания. И лишь когда требовалось волокно особо высочайшего свойства, убирали лен, «когда ствол зеленоватый, колоколка желтеет». [33] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Ранний сбор льна могли начать, боясь холодов. Волокно, прихваченное морозом, приобретало красноватый цвет, что числилось недочетом. В Пудожском уезде «богатые и остроумные фермеры стараются убрать лен до 15 августа, а бедные и те, которые не успели во время вырвать лен, принуждены мочить его в воде темного цвета, чтоб скрыть красноту: от таковой мочки он делается мягеньким и окрашивается в темный либо синий цвет».

[34]

Раньше, чем традиционно, убирали и полегший лен, чтоб сохранить его волокно, не надеясь на получение семян.

Приступали к уборке опосля маленького дождика, когда земля не очень плотна и не очень размягчена. Убирали лен, вытаскивая его из земли с корнями – «рвали». Стволы захватывали горстями («пястями») и клали рядом «в кресты» — одну горсть на другую. [35] Из пясти выбирали сорные травки, сглаживали корневые концы, отряхивали землю.

В дождливую погоду рвать лен прекращали. Уже собранный лен составляли в «бабки», а потом раскладывали на жнивье либо скошенном лугу для просушки.

По другому подмоченный при уборке лен давал порченное, пятнистое, наименее крепкое волокно серого цвета. К тому же, при доборной сушке осыпались дозревшие семена.

Следующая операция заключалась в отделении семенных коробочек, «колоколок», от стеблей. Отделение колоколки происходило, в основном, прямо на льнище, но в ненастную погоду лен увозили домой. Колоколку можно было отделить, обрубая верхушки топором либо срезая косой.

В х анкетирования по Олонецкой губернии упоминается приспособление, состоящее из древесной доски с рядом набитых железных лезвий, которая или прикреплялась к скамье, или держалась в руке, а сноп прижимался рычагом к специальной колоде. [36] В работе Н.И.Лебедевой сообщается о том, что в с. Зиновьево (Заонежье) колоколку удаляли, продергивая стволы меж пальцами рук. [37] Возможно, это более старый метод удаления семенных головок, усовершенствование которого привело к созданию особенного приспособления – «гребня».

В Пудожском уезде (как и в Заонежье) отделение колоколки происходило в большей степени с его помощью. [38] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Гребень делался из толстой доски с древесными (позднее — металлическими) зубьями на торце и закреплялся в громоздкой плахе, служащей основанием. Время от времени гребень устанавливали наклонно, фиксируя его положение кольями, вбитыми в землю. В юго-западных районах Олонецкой губернии, а также в Заонежье, встречаются наклонные гребни с маленькими ножками-подставками, приподнимающими над землей зубчатый конец.

[39] (Фото 1).

Фото 1. Гребни для отделения семенных коробочек льна, конец XIX — начало XX в. («Кижи», КП-177/3; 124/1

Для отделения колоколки на земле расстилали «препон» — подстилку, сшитую из 4-5 «трест» (кусков) грубого домотканого холста длиною 3-5 метров. На препон ставили гребень. Потом лен «бросали». Крестьянка, удерживая горсть льна за комлевый конец и распустив верхнюю часть, протаскивала ее несколько раз через зубцы гребня, пока все колоколки не будут удалены.

Позже горсть переворачивалась, и 1-2 раза через гребень протаскивали комли, чтоб очистить корневую часть. Протаскивали просто, с маленьким усилием, чтоб не разрушить стволы. Время от времени лен «бросали» вдвоем, становясь по обе стороны от вертикального гребня и по очереди протаскивая через него горсти льна. [40]

Колоколку собирали в мешки и увозили на гумно, или домой, где ее рассыпали для просушки по полу в избе. Семя сохло долго, потому во время просушки на нем и спали. Опосля сушки колоколку обмолачивали на сарае либо гумне цепами — «пригузьями»; при маленьких количествах — пестом в ступе, но предпочтение отдавалось валькам (Фото 2), маленьким древесным лопаткам, вырезанными из корневой части ствола юного деревца.

Обмолоченное семя «катили» — вытряхивали на сквозняке из ведра либо совка. Семя ложилось у ног, шелуха отлетала далее. Очищенное семя складывали в лари, где оно хранилось до последующего посева либо — пореже — до производства масла. Шелуха, приобретенная при обмолоте, или запаривалась скоту, или ссыпалась в навоз для перегнивания, или совсем сжигалась. [41] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Фото 2. Валёк для обмолота льна («Кижи», КП-52/32).

Освобожденные от семян стволы связывали в снопы по 2-3 горсти, перевязывая специально заготовленными и привезенными из дома жгутами из ржаной травы — «вязками» (в Заонежье — «вязевом»).

[42] На этом процесс уборки льна завершался и начиналась обработка льна на волокно. В Заонежье опосля обмолота лен время от времени досушивали. Стволы связывали в «тукачи» (снопы из 2-3 горстей льна, связанных комлями в противоположные стороны,) и ставили в «бабки» (шатром) из 7 снопов и одной «головки» либо «шапки», то есть снопа, установленного над шатром комлем ввысь, чтоб лучше стекала дождевая вода. Ежели погода не плохая, лен стоял в бабках несколько дней, опосля что переходили к последующей операции.

Обработка льна на волокно

Процесс обработки льна от уборки до получения готового волокна складывался из последующих этапов: мочение, расстилание, досушка в овинах, мятье, трепание и чесание.

Все виды работ выполнялись женщинами.

Обработка льна влагой производилась для облегчения отделения волокон от древесинных частей стебля. В Олонецкой губернии бытовало два метода влагообработки — росение и мочение. В Пудожском уезде предпочтение отдавалось мочению льна в естественных водоемах — озерах и речках. В Петрозаводском уезде лен замачивали в заливах Онежского озера. [43] В деревнях Заонежья время от времени употребляли ямы, оставшиеся от добычи глины. [44] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Как правило, выбиралось тихое, спокойное место (омут, заводь, залив), без скорого течения, чтоб лен не заносило илом и песком.

[45] Выбор места для замачивания зависел в большей степени от параметров самой воды, которые влияли на качество и окраску льна. Лен, вымоченный в озерах, постоянно приобретал белоснежный цвет. Лен, моченый в речках, мог оказаться другого цвета. В речках с черной водой вымачивали подмороженный лен, чтоб скрыть красноту мерзлых стеблей. От прибылой воды лен получал грязный цвет. [46] Изменялся цвет льна и в воде на красноватом песке либо красноватой глине. В твердой воде лен не доходил, потому мочище не устраивали рядом с возрастающей ольхой: дубильные вещества от опавших листьев делали воду твердой. Вода на подзоле переедала волокна. [47]

На качество льна влияло и время погружения.

При позднем замачивании даже в неплохой воде лен мог синеть. При ранешних морозах лен поневоле мочили подольше, дожидаясь потепления, а длительное вымачивание уменьшало крепкость льна. Потому лучше всего оказывались ранешние сроки вымачивания. [48] Фермеры с достатком, не испытывающие острой сиюминутной нужды во льне, оставляли его до последующего лета и вымачивали при устойчивой теплой погоде. Но это было быстрее исключением, чем общим правилом.

Если «мочище» размещалось в речке с ощутимым течением либо в заливе огромного озера, его ограничивали нередко вбитыми в дно кольями. В окрестностях Шалы в дно забивали 4 сваи, на которых с помощью горизонтальных жердей устраивали подобие клеточки, свободно пропускающей воду, но удерживающей снопы.

При слабеньком течении ограничивались лишь кольями.

Лен подвозили к «мочищу» на возах, плотах либо лодках. Уложенные в воду снопы прижимались гнетом — жердями, сучьями, томными чурками – «бревешками». В дер.Кривцы связывали комлями два березовых бревна, меж которыми защемляли снопы. Потом, связав вершины бревен, оставляли их на берегу, а комли со льном опускали в воду, сверху пригнетая сучьями. [49]

Длительность мочения зависела от погодных критерий, а также свойства льна и длилась от 4-7 дней до 3-4 недель.

Готовность льна определялась с помощью проб – «опытков». Горсть льна сушили в печи, мяли на мялке, испытывая, отлично ли отделяются древесные волокна («костица») от лубяных.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

К моменту готовности льна от мочища и от вымоченных стеблей начинал исходить гнилый запах. Лен становился скользким, противного зеленовато-желтого цвета. [50] Лен выполаскивали, отжимали руками (в Заонежье — «багровищами») и ставили в маленькие бабки, верхушками вниз, чтоб вода стекла и лен согрелся.

Просушка льна опосля вымачивания приходилась традиционно на крайние числа августа и сентябрь.

Для стлания льна в особенности хороша была погода с частыми дождиками, росами и туманами. Боялись снега, так как из-под него нельзя было достать лен. Место стлания льна («стлище») выбирали на пожнях, на лугах («на мураве»), около вешал и «зародников» [51] , то есть — в тихих, защищенных от ветра местах.

Стлание льна происходило последующим образом: по стлищу «челноком» двигался воз со льном, с которого сбрасывали снопы так, чтоб они ложились в ряд, с маленьким промежутком. Следом шла крестьянка, которая серпом разрезала жгуты и узким слоем, рядами, расстилала стебли.

На ветру и под солнцем лен сох и отбеливался.

Через недельку стволы, высохшие лишь с одной стороны, сгибались дугой, при этом здоровое мощное волокно сгибалось посильнее.

Как вырастить семечки льна

Чтоб стволы выровнялись, их переворачивали, пользуясь для этого палкой с заостренным концом и граблями. А через некое время опять брали «опытки», сушили их и мяли, определяя готовность волокна. [52]

В критериях севера лен не постоянно успевал вылежаться, потому нередко на 2-3 дня лен развешивали на зародниках, оградах, опирали на остожье, следя за тем, чтоб стволы не падали и не путались.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Иногда для досушки лен связывали в снопы и ставили комлем вниз у изгороди.

Со стлища лен снимали лишь в сухую погоду, вязали в снопы («тукачи») и везли в сухое место (в овин, на гумно и пр.).

[53] Уборка льна со стлища приходилась на конец сентября — 1-ые числа октября. [54]

Осеннее вымачивание и стлание требовали неотклонимого досушивания льна у печи. Сушили лен в октябре, опосля сушки хлебов. В ригах под потолком устанавливались толстые жерди- колосники, а над ними тонкие жерди – «разлуки». Снопы развязывали, и лен «садили» — ставили стволы вертикально на колосники, опирая верхнюю часть стеблей на «разлуки».

Для сушки льна хватало одной топки печи. «Садили» лен в «ригачу» в середине дня и к часу ночи, к первым петушкам, лен был уже готов. Пореже сушка занимала день, а то и двое. Во время сушки снова брали «опытки», переламывая стволы и, по треску, или по тому, как отскакивает костица, определяли готовность льна.

Сразу стерегли, чтоб лен не пересох, по другому он становился ломким и шел в паклю. Ежели не было риги, лен сушили в банях, где тоже под потолком устанавливали два ряда жердей [55] . Отлично высушенный лен у льноводов Рф именовался «льняной трестой».

Чтобы отделить древесину от волокон, льняную тресту мяли мялками различного вида и назначения. Их делали в собственном же хозяйстве, либо, что было пореже, получали у кустарей. Мяли лен в три приема.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Сначала употребляли томную наклонную мялку – «мялицу» (илл.3).

Мялица ломала костицу и отчасти ее удаляла. Делалась она, как правило, из комлевой части бревна с корневищем. Раздвоенный корень образовывал ножки, приподнимающие передний рабочий конец мялки. Иной конец лежал на полу. Из бревна вдоль его длины вырезалось трехгранное било («язык»), шириной в четверть окружности бревна, либо мало меньше того. Нижний конец била скреплялся с бревном или кольцом из прутьев, или древесной либо стальной осью. Таковым образом, било становилось ножевидным подвижным рычагом, разламывающим в приобретенном желобе твердую оболочку льняного стебля.

Для удаления сора в дне желоба нередко прорезали отверстие. Ежели льна было много, могли применять мялку, с двойным билом: на нижней его поверхности делали не одно, а два ребра. Такие мялки, практически без конфигураций конструкции, бытовали во всех льноводческих местностях Олонецкой губернии. Они представляли собой более старый тип орудий, остатки которых обнаруживались в археологических слоях Новгорода 11-14 веков.

Фото 3. Мялицы для первого обмина льняных стеблей («Кижи», КП-177/4; 932).

Затем лен мяли на легких горизонтальных мялках столярной работы –«бросальницах» (илл.4), которые имели тот же принцип деяния, но несколько иную конструкцию, и делали то же действие, но наиболее тонко и чисто.

На мялице – «мнут», на бросальнице – «бросают» и «перебрасывают», в 3-ий раз пропуская через нее льняную тресту. Для наилучшей чистки волокон щель «бросальницы» обворачивали старенькой сетью либо грубой тряпицей. Такое тщательное, многократное мятье было свойственно, пожалуй, лишь Пудожскому уезду и неким местностям Заонежья. Для сопоставления, в юго-западных районах Карелии лен мяли лишь два раза: на бревенчатой мялке и легкой мялке столярной работы.

Фото 4. Мялки-«бросальницы» для второго и третьего мятья и чистки льняных стеблей от костицы («Кижи», КП-32/2; 155/6).

Лен начинали мять, как лишь он достигал готовности, стараясь выполнить всю работу за день, с первых петухов до вечера, пока лен еще теплый и не поглотил воду.

Заблаговременно на гумно из дома привозили мялки и бросальницы. В банях лен мяли в предбаннике либо перед баней.

Работа на мялицах происходила последующим образом. Горсти тресты клали поперек бревна мялицы и вдавливали билом («языком») в щель, отчего костица ломалась. «Язык» поднимали, передвигали горсть и опять надавливали. Когда костица на большей части стебля измельчалась, горсть переворачивали, брали за иной конец и проделывали всю операцию опять. Потом тресту зажимали билом и продергивали, удаляя костицу и оборванные волокна. Те же операции проделывали на бросальнице, пропуская через нее лен один — два раза. [56] В день одна крестьянка обрабатывала до 2 пудов волокна.

Мяли лен в прохладное осеннее время, когда на улице уже мог лежать снег.

Работать было холодно, и на руки одевали рукавицы. В это время в риге собиралось много женщин. Время от времени на санях, время от времени «на колясках» к риге подъезжали мужчины. Томная работа на лаконичный срок переходила в веселье: «Попляшем, попляшем, а позже опять лен мнем». [57]

Для того чтоб отделить от волокна остатки костицы и достигнуть соответствующего разделения волокон, сходу же опосля мятья лен трепали.

При этом торопились, чтоб он не успел впитать воду. Ежели же это случалось, волокна приходилось опять досушивать. Трепанье могли делать «обмолотом», ударяя волокном о столб либо стенку, но почаще трепанье делали с помощью «трепала» («трёпалье»), легкой дощечки из хвойного дерева лопатообразной либо ножевидной формы. Для мощного льна со здоровым волокном брали тяжелое длинноватое трепало. Для слабенького путаного льна требовалось трепало легкое и короткое. Трепали лен, удерживая конец горсти на коленях либо в руке на весу. Вершинный конец наматывали на кисть левой руки и били по свисающему концу, все время подергивая волокна ввысь, отхлестывая их о другое ребро трепала и поворачивая.

Так же обрабатывали иной конец горсти. Потом пучок льна выворачивали внутренними волокнами наружу и снова трепали попеременно оба конца. При работе кропотливо соразмеряли силу и направление удара. При трепании время от времени перекидывали лен через мялицу либо край ушата. Употребляли для этого и особое приспособление в виде недлинного вертикального бревнышка, к торцу которого ребром прибивали горизонтальную доску, через которую и перекидывали лен. [58] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Хотелось бы отметить, что в Заонежье трепалом практически не воспользовались. Для незапятнанного отделения костицы применялось другое орудие – «трепальница» [59] , принципом деяния напоминавшее мялку-«бросальницу», но имевшая существенно наименьшие размеры.

В таковой трепальнице заместо щели устраивали маленький лоток, куда вкладывали подушку из гумуса либо мха («клоч»), мягко удаляющую сор и обрывки волокна (Фото 5).

Фото 5. Мялка-«трепальница» для отряхивания льна от размолотых остатков луба и обрывков волокон («Кижи», КП-8/45).

Трепаный лен сортировали по цвету и качеству.

После мятья и трепанья оставались отходы из костицы и обрывков волокна -»отрепья». Отрепья (пакля) использовались для свивания жгутов, которыми перевязывали лен, для витья грубых веревок, для конопатки бревенчатых строений. Время от времени паклю очищали от костицы, протирая ее в решетах либо подбрасывая ввысь и ударяя палочками.

Костицу в Пудожском уезде практически никогда не употребляли, нередко ссыпали в навоз либо сжигали.

Любопытна запись, изготовленная создателем в д. Бочилово Пудожского района: «Костицу не употребляли — чрезвычайно жестка. Ни на подстилку скоту, ни на корм… Везли на берег и сжигали. Малышей звали: «На рябейку отправь, ребейку жгать!» [60] . И.Ю.Винокурова приводит сведения о схожих ритуалах у вепсов, посреди российского населения Кондушского погоста Вытегорского уезда, о аналогичном сжигании кострицы у российских Тотемского уезда Вологодской губернии. [61] [текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

После трепанья лен чесали. Нужно отметить, что в различных местностях Рф чесание льна производилось с различной тщательностью и различными орудиями. Так, многократное чесание льна было лишь в средне-волжских и северо-восточных губерниях, в том числе – и в Олонецкой.

В других губерниях наслаждались одноразовым прочесыванием. [62] В Олонецкой губернии лен чесали 2-3 раза. В Пудожском уезде встречалось и четырехкратное прочесывание льна. [63] В средней части Рф и в неких наиболее северных губерниях лен чесали на древесном гребне при помощи малеханькой гребенки, а потом прочесывали волокно щеткой из грубой щетины. В Олонецкой губернии было принято чесать лен лишь щетью. Понятно, что щетка в качестве единственного орудия чесания была известна в Новгородской, Псковской областях, а также в пределах новгородской колонизации на Севере.

[64]

В Олонецкой губернии щети делали сами, или брали у соседей либо торговцев. Созданием простого вида щетей для нужд собственного хозяйства занимались, как правило, малыши и старенькые дамы. Щетину связывали в пучок, в середину которого вставляли древесный стержень. Стержень с концами щетины обматывали ветошью, либо волокнами льна, и обмазывали еловой смолой. Опосля просушки вольный конец щетины расправляли зонтом и меж щетинками тоже наливали смолу. Время от времени, чтоб зафиксировать зонтичную форму, к месту привязки щетины прикреплялась специально выкроенная воронка из кожи, а позже – из картона, скрывающая наполовину щетинный конец.

[65] Щети другого вида обрабатывались на токарных станках, покрывались лаком, и были продуктом ремесленного производства, а также продуктом, продававшимся на ярмарках либо разносчиками в деревнях. (Фото 6).

Фото 6. Щети для вычёсывания льняного волокна.

Чесание льна доверялось лишь самым опытным работницам: «Щетью чешет постоянно сама мать». Чесали лен дома (в Заонежье — в бане). Горсть льна клали на колени и, придерживая и поворачивая ее левой рукою, правой расчесывали щеткой.[текст с веб-сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Оставшееся на щетке волокно употребляли для различных нужд.

При двукратном чесании 1-ый очес именовался «изгребы» и шел на изготовка грубого холста, «рядины». 2-ой очес — «пачесы» — давал при прядении нить для утка. При трехкратном чесании 1-ый очес -»оконечья», «изгребы» шел для «рядины», «толстого» (грубого холста). 2-ой очес — «середни изгребы» — для «простыни», то есть для обычного полотна, шедшего на рубашки, станушки и пр. 3-ий очес — «пачесы» — годился для уточной нити «тонкого», то есть узкого полотна высочайшего свойства, использовавшегося для полотенец.

При четырехкратном чесании 1-ый очес — «отрепы», 2-ой очес — «изгребы», 3-ий — «основны пачесы», 4-ый очес — «уточны пачесы». [66]

То, что оставалось в руке работницы опосля бессчетных вычесываний, именовалось уважительным словом «лен». Нити, спряденные изо льна, шли на базу ткани, а для особо тонких полотен — и на базу, и на уток.

На этом процесс обработки льна для получения волокна завершался. Лен связывали в связки определенного размера, по которым велся счет при использовании в хозяйстве либо при продаже. Специфичной мерой льна от уборки до начала прядения была его горсть, либо «пясть».

Горсти отсчитывались при вязке снопов, горстями мяли и трепали волокна. Горсть трепаного и чесаного льна, скрученная особенным образом в рыхловатый моток, называлась «повесмо» («повесьмо»). 20 повесм составляли «куклу». Куколки обвязывали и складывали в прохладное помещение до реализации либо предстоящего использования. [67] Попутно подчеркнем, что наименования «повесмо» и «кукла» были, в основном, характерны для Новгородской и Псковской областей.

Попытка реконструкции процесса обработки льна показала, что обилие и разработанность обычных способностей и приемов получения льняного волокна, бытовавших посреди российских фермеров Пудожья до середины ХХ столетия, составляют обеспеченный пласт традиционной аграрной культуры, которая, с одной стороны, лежит в рамках северной российской традиции, с иной стороны — имеет и свои местные индивидуальности.

Было бы полезно выявить локализацию различий в приемах и технологии выкармливания льна применительно к местности всей Олонецкой губернии. Но это — задачка свежих исследований.

  1. [1]Лебедева Н.И. Прядение и ткачество восточных славян в 19 — начале 20 веков// Восточнославянский этнографический сборник. М., 1956.
  2. [2]Иванов П. Льняная индустрия в Пудожском уезде Олонецкой губернии//Журнал Министерства муниципальных имуществ. — 1853. Т.17.; Рыбников П.Н. О разведении льна в Пудожском уезде//Памятная книга Олонецкой губернии за 1864 год.

    Петрозаводск, 1864.

  3. [3]Современное состояние льноводства в 25 губерниях Европейской Рф. СПб, 1912.
  4. [4]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник поездки в Пудоржский район. 1985 год / Научный архив музея «Кижи»; Она же, Экспедиционный ежедневник поездки в Пудоржский район. 1986 год / Там же; Она же, Экспедиционный ежедневник поездок по Заонежью. 1985-1987 год / Там же.
  5. [5]Об истории возделывания льна см.: Очерки истории Карелии. — Петрозаводск, 1957. — Том 1. -С.164, 166, 176-177, 203, 214, 215.
  6. [6]Рыбников П.Н. О разведении льна в Пудожском уезде.// Памятная книга Олонецкой губернии за 1864 год.

    Петрозаводск, 1864. — С.145.

  7. [7]Льноводство и вероятные задачки земства в данной нам области //Вестник Олонецкого губернского земства. -1913 .- 30 мая. — № 10.
  8. [8]Нефедова Г.А. важные промыслы карельских фермеров в пореформенный период (1862-1905 гг.) //Ученые записки Петрозаводского муниципального института. Том YI, вып. 7. Петрозаводск,1956. — С. 77.
  9. [9]Набокова О.А. Экспедиционный дневник….1986 г.- С.60.
  10. [10]Набокова О.А Экспедиционный дневник….1986 год.- С.82, 60 и др.
  11. [11]Современное состояние льноводства … .- Спб, 1912. С.273.
  12. [12]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник.

    .- 1985 год.

  13. [13]Олонецкая губерния: Статистический справочник. Петрозаводск, 1913. С.199-200.
  14. [14]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1985 год. — С.1.
  15. [15]Олонецкая губерния…, с.201.
  16. [16]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1986 год .- С.81 — 82.
  17. [17]»Полуголенки» — чулки от щиколотки до колен, сшитые трубкой из домотканого холста.
  18. [18]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник … .1986 год. — С.50, 82.
  19. [19]Олонецкая губерния…, с.201.
  20. [20]Набокова О.А.

    Экспедиционный ежедневник … .-1986 год. — С.82.

  21. [21]Там же, С.50.
  22. [22]Там же. С.70.
  23. [23]Там же. С.45.
  24. [24]Современное состояние… С.272.
  25. [25]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1986 год.- С.22, 51.
  26. [26]В деревнях Заонежья засеянная полоса называлась «пролетинка». (Сообщение Авериной К.П., д.Великая Губа. Запись 1986 г.)
  27. [27]Набокова О.А. Экспедиционный дневник….1985 год.

    С.15. Экспедиционный ежедневник ….1986 год. — С. 31, 38, 68, 76.

  28. [28]Современное состояние… С.273.
  29. [29]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1986 год. С.51.
  30. [30]»В лесу — постоянно ровная огорода. Нивья были далековато, скот — далековато, потому и делали прямую огороду.» Записано от Калевой А.Я., дер. Кошуково. Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник …. 1986 год. С.67-68.
  31. [31]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1985 год. С.16; Экспедиционный ежедневник.

    .1986 год. С.23, 38, 61, 68.

  32. [32]Зотов Н.К. Обработка льна на волокно в крестьянском хозяйстве. М.-Л.,1926. С.5-6.
  33. [33]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник …1986 год. С.38, 45, 69.
  34. [34]Рыбников П.Н. Указ. соч. С.147.
  35. [35]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1986 год. С.37, 45, 51, 52.
  36. [36]Современное состояние льноводства …. Спб,1912. С.274.
  37. [37]Лебедева Н.И. Указ. соч. С.473.
  38. [38]Традиционное местное заглавие гребня узнать не удалось. Одни информаторы называли его «бросальницей».

    Остальные не помнили наименования, но при описании его воспользовались словом «гребень». Информаторы из Заонежья тоже называли гребень «бросальницей». Рыбников П.Н., зафиксировавший традицию середины 19 века (Указ. сочинение, с.148), и современные полевые данные создателя по Пудожью относят заглавие «бросальница» к мялке для второго и третьего обмина льна. Время от времени одни и те же информаторы бросальницей именуют и гребень, и мялку. В данной работе юзается термин «гребень».

  39. [39]См., к примеру, фонды музея-заповедника «Кижи» (КП-124/1, 318/10).
  40. [40]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1985 год. С.16 Экспедиционный ежедневник. . 1986 год. С.27. Экспедиционный ежедневник поездок по Заонежью.1985 — 1987 гг.

    С.54.

  41. [41]Набокова О.А. Экспедиционный дневник….1985 год. С.16 Экспедиционный ежедневник. . 1986 год. С.52, 45.
  42. [42]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1985 год С.55; Экспедиционный ежедневник. .1986 г. С.69; 1985-1987 гг. С.17-19.
  43. [43]Современное состояние льноводства… .С.274.
  44. [44]Записано от Авериной К.П., д.Великая Губа. Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник поездок по Заонежью.

    1985-1987 гг.

  45. [45]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник. 1985 год. С. 2, 29.
  46. [46]Рыбников П.Н. Указ. соч. С.147.
  47. [47]Зотов Н.К. Указ. соч. С.25.
  48. [48]Рыбников П.Н. О разведении льна в Пудожском уезде… . С.147.
  49. [49]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник ….1985 год. С.29; Экспедиционный ежедневник. 1986 г. С.22, 28, 38, 69.
  50. [50]В конце Х!Х — начале ХХ веков существовал закон, запрещавший мочку льна в естественных водоемах, служащих м питьевой воды, так как вода у мочища заражалась гнилыми микроорганизмами.

    (Современное состояние …, С.67).

  51. [51]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник. 1985. С. 17, 21, 30, 54 и др.
  52. [52]Там же, с. 2,30; Экспедиционный дневник…1986 г. С.14, 15, 22, 53.
  53. [53]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник. 1985. С.17, 30, 55. Экспедиционный дневник…1986г. С. 23, 29, 70.
  54. [54]Современное состояние …. С. 274.
  55. [55]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник. 1986 г. С. 15, 23, 39, 46, 53, 70.
  56. [56]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник. 1986 г. С.29, 70 и др.
  57. [57]Набокова О.А.

    Экспедиционный ежедневник. 1986 г. С.29.

  58. [58]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник … .1986 год. С.30, 16.
  59. [59]См. Фонды музея «Кижи» КП-8/45, 1671, 1682.
  60. [60]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник … .1986 год. С.47. Информатор — Канаева Александра Осиповна, 1903 г.р., уроженка д.Демидовской, Замойского сельского совета, Андомского р-на.
  61. [61]Винокурова И.Ю. Аграрная обрядность начала зимы у вепсов (конец 19 — начало 20 вв).

    // Ритуалы и верования народов Карелии. Петрозаводск, 1992. -С. 21-23.

  62. [62]Современное состояние льноводства …. С.LXXYIII.
  63. [63]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник …. 1986 год. С. 61.
  64. [64]Лебедева Н.И. Прядение и ткачество …. С. 479.
  65. [65]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник … .1986 год. С.16, 46, 54. Экспедиционный ежедневник ….1985 год. С.3, 56.
  66. [66]Набокова О.А.

    Экспедиционный ежедневник … .1985 год. С.4, 19. Экспедиционный ежедневник ….1986 г. С. 34, 47,54, 61, 71-72.

  67. [67]Набокова О.А. Экспедиционный ежедневник … .1985 год. С.18.

// Кижский вестник №7
Редколлегия: И.В.Мельников (отв. ред.), Р.Б.Калашникова, К.Э.Герман
Музей-заповедник «Кижи». Петрозаводск. 2002.

Текст может различаться от размещенного в печатном издании, что обосновано чертами подготовки текстов для интернет-сайта.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: