Кактус cereus

Cereus repandus (Гавайи, о. Мауи)

  • Само по для себя слово «цереус» (лат. Céreus), как будет видно ниже, в переводе с латинского значит «свеча» (или восковик). Конкретно таковым образом цереусы принимали 1-ые европейцы на южноамериканском континенте, следя (часто издалека) огромные канделябры, увенчанные ветвями-свечами. Длительное время слово «цереус» ассоциировалось до этого всего с знаменитым кактусом «сагуаро» (Cereus giganteus либо, позже, Carnegia gigantea).
  • Тем не наименее, понятие «цереус» и опосля расформирования старенького рода не утратило собственного значения.

    В подсемейство цереусовых (Cereoideae) заходит наиболее 2-ух тыщ видов, что составляет 80 процентов от всего семейства кактусовых. Причём, сейчас в число этого подсемейства врубаются и такие растения, которые совершенно не имеют вида «свечи», а напротив, различаются шаровидным либо даже сплюснутым стеблем.

  • В энциклопедии Брокгауза и Ефрона описывается старенькый, ещё не разделённый на части род цереус.
  • «Старичок» — возможно, это чешское (или словацкое) заглавие цефалоцереуса. В Рф этот вправду великолепный кактус почаще именуют «головой старика».
  • «Новое растение», произведённое героем Юрия Германа, и в самом деле можно именовать «причудливым и удивительным».

    Говоря по существу, ни упомянутый цереус, ни эхинопсис не нуждаются во взаимной прививке. Оба эти растения в высшей степени неприхотливы и выносливы, оба являются классическими подвоями, а не привоями, так что прививка эхинопсиса на цереус ― это чистейшей воды уродование растений, то ли ради опыта, то ли ради самоутверждения.

  • В серьезном смысле слова Cereus peruvianus monstrosus ― не разновидность, а форма (она так и пишется: «fa.monstrosa» либо «f.monstrosa»), не считая того, этот «монстр» никак не может быть назван «редким».

    Ещё в русские времена монстрозные формы были всераспространены чрезвычайно обширно в комнатном цветоводстве и нередко встречались в продаже.

    Кактус cereus

    Но все эти некорректности не могут быть поставлены в вину автору.

  • 1,01,11,2Александр Урбан Колючее волшебство (книга о кактусах) / под рецензией доктора Пажоута. — издание третье, стереотипное, перевод со словацкого оригинала 1972 г.. — Братислава: «Веда», издательство Словацкой академии наук, 1983.

    Кактус cereus

    — 336 с. — 50 000 экз.

  • В.М.Дьяконов, Н.И Курнаков, «Кактусы и их культура в комнатных условиях», — Л., Издательство Ленинградского Муниципального Ордена Ленина Института имени А.А.Жданова, 1953 г.
  • А. Новосёлов, «Кактусы на гидропонике», — М., «Химия и жизнь». № 12 за 1967 г.
  • 4,04,1Вальтер Хааге «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben). — М.: «Колос», 1992. — 368 с. — 25 000 экз.
  • 5,05,15,2Ф.Пажоут, Я.Валничек, Р.Шубик «Кактусы».

    — издание 2-ое. — Прага: «Праце», 1963. — 208 с. — 5 000 экз.

  • 6,06,16,2Рудольф Шубик, «Кактусы». — Прага, «Артия», 1969 год, 252 стр.
  • П.И.Левданская, «Кактусы и остальные суккуленты в комнатах», Минск: «Ураджай», 1979 г., издание 2-ое, переработанное и дополненное, стр. 57-58
  • Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Цель»
  • Юрий Герман. «Дорогой мой человек». М.: «Правда», 1990 г.
  • Юрий Герман. «Дорогой мой человек». М.: «Правда», 1990 г.
  • Гандлевский С.М., «НРЗБ». — М., Журнальчик «Знамя», №1 за 2002 г.

Щось пішло не так :(

Була зафіксована підозріла активність з вашої IP-адреси.

Можливо, виникла помилка, тому рекомендуємо для вас спробувати увійти на сервіс через 10 хвилин.

Якщо це буде неможливло, будь ласка, зв’яжіться з нами, заповнивши форму:

https://help.olx.ua

В заявці обов’язково вкажіть цей номер

OLX: 18.679b7b5c.1579483202.52b24e2

Что-то пошло не так :(

Была зафиксирована подозрительная активность с вашего IP-адреса.

Может быть, произошла ошибка, потому советуем для вас попроовать войти на сервис через 10 минут.
Если это всё ещё будет нереально, пожалуйста, свяжитесь с нами, заполнив форму:

https://help.olx.ua

В заявке непременно укажите этот номер

OLX: 18.679b7b5c.1579483202.52b24e2

Цереус в книжках о растениях[править]

Этот широкий род распадается на четыре ряда:[комм.

3] 1) Sulcati: ствол прямой, обычный либо слабо ветвистый, цилиндрический либо наверх суженный, покрытый округлыми ребрами и 8 — 24 узенькими бороздками. К этому ряду принадлежать нередко культивируемые виды: С. giganteus, С. verulescens, С. azureus, С. longissimus и др. 2). Angulati: ствол обычной либо слабо ветвистый, прямостоячий, гранистый, с 4 — 10 сильными ребрами и широкими бороздками. Сюда относятся С. peruvianus, С. alacriportanus, С. monstruosus, и др. 3) Protracti: ствол сильно членистый, приподнимающийся.

Сюда принадлежат С. Bonplandii, С. tortuosus и др. 4) Repentes: ствол членистый. цепляющийся воздушными корнями либо свешивающийся с деревьев. Сюда относятся С. flageliformis, нередко разводимый в комнатах, С. grandiflorus — так именуемая королева ночи (с жёлтыми цветами, расцветающими ночью), С. nycticalus — принцесса ночи и др.

  — Словарь Брокгауза и Ефрона, «Цереус», 1907 г.

Живут кактусы чрезвычайно долго и некие из них добиваются колоссальных размеров; напр.

стволы Cereus giganteus бывают до 20—60 фт. высоты, и до 1—2 фт. в поперечнике. <…> Под тропиками ягоды Cereus triangularis, имеющие величину кулака, предпочитаются даже всяким остальным фруктам, потому это растение нередко возделывается. Также славятся своими очень сладкими ягодами Cereus giganteus и Cereus Thurberi, растущие в Мексике, Техасе и Аризоне. В неких местностях Мексики обильно разводят Cereus pruinosus. Практически любая хижина в этих местах окружена зарослями этого кактуса, именуемого также Cereus edulis.

<…> Некие виды Opuntia и Cereus идут на живые изгороди; в Мексике, напр., старенькые пяти-шестигранные стволы Cereus, покрытые наточенными иглами и достигающие 2—3 м высоты, представляют непроницаемые изгороди. В Перу и Чили древовидные стволы Cereus и Opuntia доставляют строительный и дрова; не считая того смолистые стволы употребляются при ночных поездках как факелы (отсюда заглавие этих кактусов: «факельный чертополох»). Слизистый сок Cereus употребляется бразильскими индейцами как целебное против лихорадки средство, а мякоть почти всех остальных видов как — размягчающее средство при нарывах.

Кактус cereus

На о-ве Сан-Доминго из шарообразных стеблей неких кактусов, опосля вымачивания и удаления мягеньких тканей, делаются шапки. Длинноватые иглы (до 0,3 м) видов Cereus употребляются в Перу как вышивальные и вязальные иглы.

  — Словарь Брокгауза и Ефрона, «Кактусовые», 1907 г.

Форма С<тебля> обыкновенно цилиндрическая либо, правильнее, узкоконическая, так как к верхушке он постоянно тоньше, чем к основанию; но от таковой формы наблюдаются разные уклонения; так, у пальм ствол большею частью имеет самую большую толщину в центре, к основанию же и к верхушке он тоньше, у кактусов и неких молочаев ствол толстый, мясистый, время от времени тонкий лепёшковидный (у Opuntia, напр.), время от времени многогранный (у Cereus, разных Euphorbia), шарообразный (у Mamillaria), бочонковидный (у Bombax), тонкий лентовидный (у разных лиан); у губоцветных ствол четырёхгранный…

  — Словарь Брокгауза и Ефрона, «Стебель», 1907
  — Словарь Брокгауза и Ефрона, «Раскрывание цветков», 1907 г.

Уже рано днем я пошёл вглубь континента. Поначалу я шёл по неглубокой равнине, окаймлённой по обеим сторонам скалистыми гребнями. При дневном освещении на фоне красных камешков очень отчётливо выделялись бело-серые растения copiapoa cinerea.

В данной стерильной, каменистой пустыне, куда ни глянь, это были, пожалуй, единственные растения. На неких местах мне повстречались иссохшие, большие колющиеся метёлки эулихнии, достигающие даже трёх метров в высоту. Бо́льшая часть этих умеренных цереусов представляла собой высохшие трупы. Этому нельзя удивляться, ежели представить для себя, что на северочилийском побережье фактически никогда не бывает дождиков. Единственную воду дают время от времени туманы, ночная влажность близкого моря либо же поднимающаяся влажность из глубины земли, которая конденсируется на охлаждённой поверхности почвы.[1]:159

  — Г.Франк, «…в северном Чили», 1950-е

Род Цереус (Свечевик) — Cereus.
Род этот включает около 30 видов, тяжело различимых меж собою, ввиду мощной изменчивости вегетативных органов и достаточно монотонного строения цветка.

Отличительной чертой этого рода является голая завязь, лишённая волосков и колючек, покрытая резкими, тупыми листовидными чешуйками. Большая часть видов имеет столбовидный, у старенькых экземпляров сильно разветвлённый ствол с 4-6 резкими наточенными рёбрами. Юные побеги нередко имеют голубоватый восковой налёт. Представители этого рода всераспространены в центральной и восточной части Южной Америки. Завезены в южную Европу ещё в XVI веке, где отлично акклиматизировались и встречаются в садах.

<…>
Кроме нармальных экземпляров, встречаются так именуемые монстрозные либо скалистые формы (Cereus peruvianus var.monstrosus), стволы которых теряют нормальную симметрию роста и образуют массу непонятных бугорчатых, сильно и неравномерно ветвящихся побегов. Причина этого явления не выяснена.

  — В.М.Дьяконов, Н.И.Курнаков, [2]:21-22 «Кактусы и их культура в комнатных условиях», 1953 г.

…На некий местах я прямо ужасаюсь красе стольких разных вариантов в одной консистенции и в особенности не перестаю восхищаться неповторимым вкусом Мамы Природы, с каким размещены отдельные группы этих естественных экзотических горных растений (альпин).

Тут, посреди скал господствуют могучие древовидные заросли разных цереусов, обширно раскинувшихся опунций и сходу же рядом, тесновато по соседству по площадкам скал ползут и образуют пёстрые группы и даже целые ковры наиболее низкие виды кактусов, нередко совсем миниатюрные.[1]:41

  — Зденек Мюллер, «В горах Эквадора», 1960-е

В 1954 г.

я приступил к опытам по выращиванию кактусов на питательных растворах.

Кактус cereus

В мае высадил в горшочки с бедной почвой черенки трёх кактусов: цереуса перуанского, опунции беловолосой и эхинопсиса. Но обычных черепков над донными отверстиями горшочков я не положил, чтоб корешки могли выйти наружу. Горшочки с цереусом и опунцией были поставлены на сосуды с водой, уровень которой на 1 см. не доходил до дна горшочка. Ухаживал я за кактусами, как традиционно предписывается, лишь время от времени поливал почву питательным веществом (особенно это было нужно для эхинопсиса, который был поперечником с копейку и рос только медленно).

Два года я ожидал, пока корешки выйдут из отверстий в дне горшочков. Возникли они у цереуса и опунции и опустились в воду в мае 1956 г. Тогда заместо воды в сосуды был налит питательный раствор, разбавленный в два раза, а через 10 дней он был заменён обычным веществом. Кактусы начали быстро расти. Цереус за два года в почве вырос всего на 11 см, а при питании веществом за 5 месяцев, с мая по октябрь, основной ствол вырос на 12 см и образовались еще два отростка общей длиной 25 см.

На данный момент этому цереусу уже 13 лет, из них 11 лет он растет на питательном растворе. Каждый год я отрезал один отросток, а заместо него вырастал свежий. В 1966 г. цереус по-своему «отпраздновал» собственный десятилетний юбилей развития на растворе: заместо 1-го отрезанного отростка через месяц возникло три свежих отросточка. Он ещё не цвёл, но некие кактусисты говорят, что он будет цвести, когда рост его достигнет метра. <…>
Промышленное выкармливание кактусов на гидропонике для реализации бессчетным гостям ведётся в Никитском ботаническом саду около Ялты. В 1966 г. там было выращено и продано 11000 кактусов (маммилярий, опунций, эхинопсисов, цереусов и др.).

Незапятнанный доход от их реализации составил 5400 руб.[3]

  — А. Новосёлов, «Кактусы на гидропонике», 1967 г.

Высокие цереусы, как и разветвлённые опунции, умопомрачительно украшают всякую коллекцию кактусов. Их вправду импонирующая краса, мощность форм и пестрота красок в полной мере появляются только в природных критериях, где устремлённые к небу стволы неких цереусов добиваются высоты 15-18 м, кустовидные, обильно расцветающие виды образуют непроходимые заросли, а разрастающиеся на горах и деревьях тонкостебельные кактусы тропическими ночами открывают свои большие, пьяняще-ароматные цветки.

Естественно, что только немногие из одичавших цереусов могут цвести в комнатах. И всё же орнаментальный наряд из колючек и многообразные силуэты даже у цереусов в комнатной культуре так притягательны в собственной красе, что реальных коллекций без этих растений практически не бывает. К тому же уход за ними достаточно прост, за маленькими исключениями цереусы относятся к просто возрастающим кактусам.[4]:223

  — Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.

Обширный прежний род Cereus, который в наше время разделился на практически сотку отдельных, время от времени чрезвычайно сильно различающихся родов, включает прямостоячие и свисающие, ползучие и стелющиеся, древовидные и кустовидные, расцветающие днём либо ночкой растения с различной морфологией и окраской растений, с варьирующим числом и формой рёбер.

Мне было бы проще всего привести список цереусов, придерживаясь некий ботанической систематики. В каждой системе, которых, к огорчению, чрезвычайно много, растения разделяются по строению растений, хотя географическое их распространение также играет немаловажную роль. Но когда выбираешь некий цереус и хочешь установить, к какому роду он относится, чтоб отыскать соответственный метод ухода, — то конкретно строение его растений либо происхождение традиционно остаются неизвестными. Потому я решил пойти остальным путём и выделил роды в согласовании с наружными признаками растений, найти которые может каждый, причём описывал юные цереусы в таком виде, какими они бывают в коллекциях, а не в природных условиях.[4]:224

  — Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.

Цереусы.

К это группе относим столбчатые, кустарниковые и древовидные виды, распространённые на собственной родине больше всех остальных кактусов. Они нередко образуют густые заросли, группы либо стоят одинокими особями, схожими на колонны, подсвечники, придающие на огромных протяжениях соответствующий вид местности. Большой род Cereus (цереус — означает свеча) был подразделён на огромное количество наиболее маленьких родов. Хотя большая часть цереусов из-за собственных размеров и не годятся для маленьких кактусоводов, всё же посреди огромного числа видов найдёт подходящие для себя декоративные растения не лишь обладатель специальной теплицы, но и кактусовод, принуждённый ограничиться только парником либо тепличкой в квартире.

Величественная краса цереусов скажется и в том случае, ежели садовод высадит подходящие для этого виды в открытый грунт альпийского цветника либо около стенки. Такие растения традиционно наслаждаются зимовкой в коридоре, на лестничной площадке либо даже в подвале дома. Каждый кактусовод знает почти все виды цереусов, служащие неплохим подвоем для прививки требовательных видов кактусов, кристат, сеянцев и пр.[5]:132

  — Ф. Пажоут, Я.

Кактус cereus

Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.

Клейстокактусы (areolatus, baumannii, flavescens, smaragdiflorus) принадлежат к числу неприхотливых цереусов, неустанно зацветают, по большей части красноватыми цветами, время от времени уже при достижении 50 см. высоты. Cl.strausii (Heese) Bckbg. принадлежит к числу более прекрасных тепличных цереусов. Из-за собственных великолепных, снежно-булых серебристых густых колючек он не должен был бы отсутствовать ни в одной большой коллекции.[5]:134

  — Ф.

Кактус cereus

Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.

Род Selenicereus (Berg.) Br. et R. Содержит вьющиеся цереусы с вест-индских островов, с более большими посреди кактусов цветами. Более популярна «ночная королева» S.grandiflorus (L.) Br. et R., расцветающая по стенам оранжерей сотками больших белоснежных растений. Ещё наиболее большими цветами цветёт S.macdonaldii (Hook.) Br. et R.: они добиваются 30 см.

в поперечнике. Вообщем, S.nycticaulis (Link.) Br. et R. «принцесса ночи» не отстаёт от него в этом отношении.[5]:136

  — Ф. Пажоут, Я. Валничек, Р. Шубик, «Кактусы», 1963 г.

Кактусы тут <в Мексике и южных штатах США> растут в таком изобилии, что стают соответствующей чертой ландшафта целых областей. Это можно огласить, к примеру, о свечевидных цереусах (Carnegia gigantea)Аризоны либо о известной «долине старцев» (с кактусами Cephalocereus senilis), то есть о оврагах на север от столицы Мексики, где растут также тысячелетние громадные шарообразные кактусы (Echinocactus ingens) и множество остальных суккулентов, так что эти края напоминают парки, сделанные для культуры конкретно этих растений.

При этом кактусы создают впечатляющее воспоминание и своими размерами, так как колонны, кустики и древовидные заросли цереусов добиваются высоты 15 метров и наиболее, а шарообразные виды при поперечнике в 1 метр и двухметровой высоте весят больше тонны.[6]:8-9

  — Рудольф Шубик, «Родиной всех кактусов является Америка», 1969 г.

Североамериканские кактусы растут, как уже говорилось, на огромной местности, откуда они (почти только опунции) заходят далековато на север и на тропический юг, где кактусы, эпифиты и теплолюбивые виды (особенно цереусы) встречаются на островах Карибского моря <…> Их ареал тянется до юго-западных штатов США, относившихся ранее к латино-американским областям.

Самыми эффектными тут являются расцветающие юкки и колоннообразные цереусы, а также соответствующие кустики опунций <…> Все эти районы Центральной Америки вкупе с другими ботаническими ценными местообитаниями кактусов в Мексике заслуживает защиты, подобно тому как в США объявлена заповедником основная территория произрастания циклопических цереусов Cereus giganteus (Carnegia gigantea), именуемых «сахуаро».[6]:28-29

  — Рудольф Шубик, «Кактусы Северной Америки», 1969 г.

Ещё 50 лет тому назад ни ботаники, ни любители кактусов не знали всего богатства растений, родиной которых является Южная Америка.

Понятно, что посреди самых первых кактусов, обрисованных уже в 1547 году испанцем Гонзало Эрнандо де Овьедо и Вальдез, был и «чертополох Питахайя» из Перу, — что, ежели судить по туземному наименованию, обозначает обыденный сейчас вид Cereus peruvianus, который выращивают сейчас практически в каждой теплице и коллекции кактусов как неплохой подвой для прививки малеханьких и наименее стойких американских кактусов.[6]:32

  — Рудольф Шубик, «Кактусы Южной Америки», 1969 г.

В состав этого рода заходит 43 вида. Стволы у большинства из них колонновидные, прямостоячие, время от времени сильно разветвлённые, похожи на огромные деревья высотой наиболее 25 м и 60 см в поперечнике.

Кактус cereus

Бывают виды низкие, незначимых размеров, растут в виде кустарника либо стелются, цепляются при помощи воздушных корней. Стволы у них цилиндрические, цельные либо членистые, ребристые, рёбра продольные, тонкие либо толстые, чётко выраженные, обширно либо близко расставленные. <…> Плоды — ягоды, разной окраски и величины, более большие 6-8 см в длину и 4-5 см в поперечнике, сочные, большей частью сладкие, съедобные.

<…>
Цереус аэтиопс растёт медлительно, чрезвычайно декоративен, может украсить коллекцию кактусиста-любителя, восхитителен в всех экспозициях — в витринах магазинов, на кактусовых горках, в кабинетах и лабораториях. <…>
Цереус перуанский, форма монстрозная — Cereus peruvianus f. monstrosus DC. Ствол этого кактуса не имеет симметрии роста и образует массу непонятных бугорчатых, сильно и неравномерно ветвящихся побегов. В связи с оригинальностью скалистой формы у нас в культуре получил обширное распространение.[7]

  — Прасковья Левданская, «Кактусы и остальные суккуленты в комнатах», 1971 г.

Волосистые цереусы.

К данной нам группе относятся самые прекрасные столбовидные кактусы с чрезвычайно тонкими и гибкими волосовидными и даже практически как паутинки нежными шипами. Так как они ими совсем закрыты, то смотрятся очень декоративно, в индивидуальности взрослые экземпляры — настоящее загляденье. Большей частью они белые либо серебристые, время от времени с розовым либо жёлтым цветом в зависимости от окраски наиболее тёмных центральных шипов, торчащих посреди великолепных пучков волосю Наболее популярный волосатый стобовидный кактус — мексиканский Cephaloсereus senilis, именуемый «старичком»,[комм.

4] но больше всего видов волосатых цереусов происходит из Южной Америки.

Кактус cereus

Один привлекательнее другого.[1]:304-305

  — Александр Урбан, «Колючее чудо», 1972 г.

Цереус в художественной литературе[править]

Есть страна Америка,
Скажем сгоряча,
Что у них там цереус,
То у нас ― свеча…[8]

  — Миша Савояров, «Цель» (из сборника «Не в растения»), 1904 г.

― Ну, ребята!

― произнес он им бодро. ― Начнём! Так он развлекал сам себя. Лезвие он погрузил в денатурат. Позже круговым, лёгким и скорым, четким и мощным движением сделал срез на цереусе-подвое; тихо и холодно соображая, прикинул, где резать привой ― шаровидный эхинопсис. И, забыв про руки и про то, что он калека, хирургическим пинцетом взял крошечную, заблаговременно приготовленную колючку кактуса и ею скрепил эхинопсис со столбовидным цереусом. Позже наложил вату и натянул резинку ― всё в точности, как было написано в британской книге. Новое растение ― необычное и необычное ― стояло перед ним.[комм.

5] Критическим и недоброжелательным взором из-под пушистых бровей оглядел он сделанную работу, осудил себя за то, что срезы не совершенно точно совпали, и принялся готовить вторую операцию. Сейчас он ничего не слышал ― ни оркестров, ни песен, ни стихов. Он работал. И хоть это была ещё не совершенно работа, только преддверие к ней, ― он вновь жил, как должен жить человек. Его руки делали сейчас сами то, что должны были делать, он выдрессировал их силой собственной воли, он заставил их повиноваться, и в день Великой Победы он праздновал ещё и свою Победу. Ежели бы они были у него, он привил бы ещё сотку кактусов, самых крошечных, чтоб на сто процентов доверять своим рукам…

Позже он закурил и откинулся на спинку стула.[9]

  — Юрий Герман, «Дорогой мой человек», 1961 г.

Ему не хотелось говорить. Великолепная фраза Бербанка о поразительной жизнестойкости всех этих опунций, мамилярий, цереусов удивила и даже умилила его.
― Чёрт знает что! ― вслух размягчённым голосом произнёс он.
― Ты это о чём?

Он прочел цитату из Бербанка по-русски. Вера холодно и расслабленно смотрела на него своими тёмными глазами.
― Здо́рово? ― спросил он.
― По всей вероятности, здо́рово!

Кактус cereus

― согласилась она и снова зашуршала листочками Женькиного письма.[10]

  — Юрий Герман, «Дорогой мой человек», 1961 г.

Строкою ниже ― рецепт водочной настойки на золотом корне; здесь же, бок о бок ― приёмные часы жэка в Малом Комсомольском переулке, а снизу наползает вкривь и вкось вообщем латынь: «Cereus peruvianus monstrosus!» Я был бы не я, не наведи я справок у спеца. Нет, это не авторское кредо и не девиз с фамильного герба ― научное наименование разновидности кактуса, всего лишь.[комм. 6] Восклицательный символ поставлен, полагаю, от воодушевления и нетерпения: Чиграшову, видимо, страсть как хотелось редким монстром обзавестись.[11]

  — Сергей Гандлевский, «НРЗБ», 2002 г.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: